Российское общество специалистов
по опухолям головы и шеи

Вход в личный кабинет

Прогностические факторы и новые мишени для терапевтического воздействия

Лечение синоназальных карцином на данный момент заключается в хирургической эксцизии опухоли со значительным отступом от ее краев и захватом здоровых тканей. Тем не менее, из-за высокой частоты рецидивов и осложнений эксцизию приходится сочетать с дополнительными методами лечения, такими как лучевая терапия или химиотерапия. Эти дополнительные методы лечения, используемые до или после операции, позволяют улучшить результаты эксцизии. При этом до назначения дополнительного лечения чрезвычайно важно с помощью прогностически значимых биологических маркеров отобрать тех пациентов, у которых будет отмечаться положительный ответ на данный вид лечения. Ученые проанализировали значимость уровня экспрессии гена TP53 как фактора, используемого для прогнозирования степени ответа пациентов с аденокарциномами интестинального типа на химиотерапию [88]. Ученые пришли к выводу, что большинство химиотерапевтических схем, целью применения которых является повреждение структуры ДНК, оказываются неэффективными, если мутации гена TP53 приводят к нарушениям механизмов, задействованных в апоптозе клеток, индуцируемом химиотерапевтическими препаратами. Таким образом, химиотерапия была очень эффективна при опухолях, экспрессирующих функционирующий белок p53 дикого типа, и неэффективна при опухолях, экспрессирующих инактивированный белок p53 [88]. Эти результаты свидетельствуют в пользу того, что белок p53 является биологическим маркером, позволяющим прогнозировать ответ на химиотерапию у больных с аденокарциномами интестинального типа.

Аналогичные результаты были получены в ходе исследования, в котором принимали участие 70 японских пациентов с плоскоклеточным раком верхнечелюстной пазухи. При наличии мутаций гена, кодирующего белок p53, химиолучевая терапия оказывалась неэффективной, о чем свидетельствовали результаты гистологического исследования тканей, при этом отмечался неблагоприятный прогноз [89].

Недавние достижения, заключающиеся в разработке молекулярной таргетной терапии, в будущем позволят существенно повысить эффективность лечения пациентов с синоназальными карциномами. Молекулярная таргетная терапия воздействует на специфические молекулярные механизмы опухолевого роста, в результате чего удается повысить эффективность лечения и снизить количество побочных эффектов лечения. За последние годы было разработано несколько препаратов, которые эффективно подавляют рост опухолей. К данным препаратам относятся молекулы, воздействующие на тирозинкиназные рецепторные белки, включая рецепторные белки HER-2, KIT, PDGFR, ABL и EGFR. В ходе исследования препаратов были получены многообещающие результаты; препараты оказались эффективными при лечении нескольких типов рака. Обязательным условием, необходимым для того, чтобы таргетная терапия оказалась эффективной, является экспрессия молекулы-мишени на клетках опухоли. Эту молекулу в тканях опухоли можно заблаговременно определить с помощью различных методов.

На данный момент было проведено лишь несколько исследований, целью которых являлось выявление возможных мишеней для вышеуказанных препаратов при синоназальных карциномах. Мы проанализировали экспрессию белка c-erb-B2 (HER-2/neu) у 28 пациентов с аденокарциномами интестинального типа. У 1/3 пациентов отмечалась гиперэкспрессия рецепторного белка c-erb-B2, при этом опухоли у данных пациентов отличались более агрессивным клиническим течением [90]. Эти предварительные исследования свидетельствуют в пользу того, что активация гена c-erbB-2 может быть ассоциирована с онкологическими заболеваниями полости носа и околоносовых пазух. На сегодняшний день имеются препараты для лечения этих опухолей: HER-2 белковые рецепторы являются важными мишенями для новых терапевтических препаратов, таких как тастузумаб (герцептин®) и моноклональные антитела, которые являются антагонистами белкового рецептора HER-2.

В ходе недавнего исследования мы с помощью иммуногистохимического анализа и флюоресцентной гибридизации in situ оценили уровень экспрессии белкового рецептора к эпидермальному фактору роста (EGFR) и активность копирования гена, кодирующего рецептор к эпидермальному фактору роста, у 55 пациентов с аденокарциномами интестинального типа [91]. Белковый рецептор к эпидермальному фактору роста в тканях опухоли удавалось выявить в 1/3 случаев, причем в 7 из этих случаев отмечался высокий уровень экспрессии данных рецепторов. Частота гиперэкспрессии белковых рецепторов к эпидермальному фактору роста в опухолевых тканях у рабочих, занятых в сфере деревообработки, была существенно выше (42,8%), чем у работников кожевенных заводов (9,5%) или у лиц, не подверженных воздействию релевантных профессиональных вредных факторов (0-8%). При обследовании испытуемых, у которых отмечалась гиперэкспрессия рецепторов к эпидермальному фактору роста, с помощью флюоресцентной гибридизации in situ было установлено, что дисомия отмечалась в трех аденокарциноматозных очагах, полисомия по 7 хромосоме – в двух аденокарциноматозных очагах, а амплификация гена, кодирующего рецептор к эпидермальному фактору роста, была выявлена в трех аденокарциноматозных очагах. Эти данные могут являться основанием для проведения проспективных исследований по оценке эффективности таргетной терапии, воздействующей на рецепторы к эпидермальному фактору роста и назначаемой пациентам с опухолями, экспрессирующими рецепторы к эпидермальному фактору роста.